Танго: Байден приглашает, а Путин отвечает

Лилия Шевцова: Скорее всего, диалог России с Западом закончится холодным дождем

арский синдром”.

Байден хочет, как он выразился, “модус вивенди”. Можно понять Вашингтон. США предстоит выход из внутреннего кризиса. США должны уходить из Афганистана – драматическая для них задача. США должны сформулировать свой ответ на ключевой для них вызов – Китай. Добавим к этой головной боли Иран и Северную Корею.

Поэтому для Байдена так важно заморозить российскую “тему” и разбираться со своими первоочередными задачами.

Словом, Байден выбрал тактику умиротворения с элементом сдерживания (который в стадии формирования). В итоге мы видим сюрреализм: представители американской администрации обещают заставить Кремль дорого заплатить, если Москва продолжит швырять шахматную доску. Одновременно представители обоих президентов готовят их саммит, на котором лидеры вряд ли будут швырять друг в друга ботинками. Путин выступает на устроенном Байденом “климатическом саммите”. Москва предлагает Вашингтону восстановить диалог по предотвращению киберугроз. Почти перезагрузка!

Кремль добился своего – заставил Америку себя услышать и сделать предложение. Дело даже не в личных амбициях президента Путина. Дело в том, что Россия подсела на Америку, как стержень своей державности.

Мне могут возразить: а вот и нет – США потеряли лидерство и для Москвы важнее Китай. Ну, конечно. Российские войска были переброшены к Украине, чтобы привлечь внимание Пекина!

Но что получает Байден, предложив Путину диалог? Ведь американские санкции “без боли” могут создать в Кремле впечатление нерешительности Америки. Что спровоцирует Кремль на новые затеи. Кроме того, путинское понимание статус кво по Украине отличается от того, что думают и в Украине, и в западных столицах. И как в этом случае добиться “модус вивенди”? Вопросы, вопросы…

А пока Кремль добился своего и снижает накал. Это ведь тоже демонстрация силы – способность управлять детонатором! Правда, Путин обещает Западу, что Кремль будет определять, где будет проходить “красная черта”. У Кремля действительно есть еще один способ ответить Западу- пустить каток по недовольным россиянам. Это ли не остроумно: заставить российское общество платить за западные назидания.

И что дальше? Приходится напомнить: уже несколько американских президентов пытались осуществлять в отношении России политику “двойного трека”- сдерживать Москву, одновременно сотрудничая с нею. Каждый раз “качели” заканчивались обострением. Ибо несовместимость системных принципов оказывается сильнее общих заинтересованностей.

В ситуации сокращения ресурсов влияния Кремль будет вынужден все больше полагаться на силовые инструменты – как внутри, так и вовне. Даже не из-за упоения силой, а в силу отсутствия других способов убеждения. Но опора на силу и шантаж силой будет подрывать изощренный механизм существования системы – за счет экономического использования Запада. Тактические успехи нередко оплачиваются стратегическим провалом.

Скорее всего и в этот раз диалог России с Западом закончится холодным дождем. Но каждый новый срыв будет повышать риски, переводя эскалацию напряженности на новый уровень и повышая цену, которую приходится за нее платить.

А потому будущее тревожно. И короткие просветы не стоит воспринимать, как смену погоды.

PS Вот сейчас Чехия стала полем, где тестируется эффективность западного “двойного трека” и прежде всего европейской солидарности.

Лилия Шевцова

і